Что может изменить $1?
14 мая 2018 г.

За то вре­мя, что я ра­бо­та­ла в дру­гих кли­ни­ках — в Гон­ду­ра­се, на Га­и­ти или в са­мой пер­вой, бель­гий­ской кли­ни­ке в Гва­те­ма­ле, я ста­ра­лась впи­ты­вать все то, что мне нра­ви­лось в их ра­бо­те, и за­по­ми­нать то, что не нра­ви­лось — дабы не по­вто­рять.

Нра­ви­лось мне мно­гое, в ос­нов­ном за­бо­ле­ва­ния и па­ци­ен­ты. Не нра­ви­лось то, что очень ча­сто не было ме­ди­ка­мен­тов, было мно­го бес­по­ряд­ка и непо­ла­док с ор­га­ни­за­ци­ей, обо­ру­до­ва­ние по­сто­ян­но вы­хо­ди­ло из строя, а пе­ре­вяз­ки ни­ко­гда не хва­та­ло.

На Га­и­ти меня до­би­ва­ло, что даже если па­ци­ент уми­рал, ни­кто не ока­зы­вал ему по­мощь, пока он или его род­ствен­ни­ки не за­пла­тят. Это было од­ним из фак­то­ров, по­че­му я уеха­ла из мо­на­сты­ря. Мне было тя­же­ло на­блю­дать это, а из­ме­нить я ни­че­го не мог­ла.

В Гва­те­ма­ле день­ги бра­ли за при­ём, но при этом ме­ди­ка­мен­тов очень ча­сто не хва­та­ло, и мы из­вра­ща­лись как мог­ли — по­ку­па­ли са­мые де­ше­вен­ские ле­кар­ства, про­си­ли по­мо­щи у ми­ни­стер­ства здра­во­охра­не­ния и (вот тут мож­но про­сто за­крыть гла­за и пла­кать) со­кра­ща­ли схе­мы ле­че­ния, то есть ле­чи­ли не пять дней, а три, или не семь, а пять. Как ин­фек­ци­о­ни­ста меня это про­сто рас­чле­ня­ло, но вы­хо­да не было.

Те­перь я ра­бо­таю в кли­ни­ке Health&Help, ко­то­рая по­мо­га­ет лю­дям с огра­ни­чен­ны­ми ре­сур­са­ми. Она бес­плат­ная. Так было, так есть и так бу­дет все­гда.

Мы кро­вью и по­том вы­би­ва­ем до­на­ции, со­би­ра­ем ме­ди­ка­мен­ты и фи­нан­си­ро­ва­ние, и де­ла­ем все для того, что­бы в на­шей кли­ни­ке все­гда были необ­хо­ди­мые ле­кар­ства, и вра­чи ни­ко­гда не по­па­да­ли в те си­ту­а­ции, в ко­то­рые по­па­да­ла я: ко­гда нечем ле­чить лю­дей.

Все па­ци­ен­ты в Health&Help име­ют пра­во оста­вить до­на­цию – доб­ро­воль­ное по­жерт­во­ва­ние – в $1 для де­тей, $2 для взрос­лых и $3 для хро­ни­че­ских па­ци­ен­тов, по­лу­ча­ю­щих ле­че­ние на ме­сяц впе­ред. Мы об­ра­ща­ем вни­ма­ние, что все по­жерт­во­ва­ния – доб­ро­воль­ные, и ни один па­ци­ент не дол­жен ухо­дить из кли­ни­ки без долж­но­го ле­че­ния, ана­ли­зов или про­це­дур вне за­ви­си­мо­сти от его фи­нан­со­во­го по­ло­же­ния.

По­жерт­во­ва­ния, ко­то­рые по воз­мож­но­сти де­ла­ют па­ци­ен­ты – это важ­ная часть их при­вер­жен­но­сти ле­че­нию. В Гва­те­ма­ле, как и во всех стра­нах тре­тье­го мира, счи­та­ет­ся, что бес­плат­ный сыр толь­ко в мы­ше­лов­ке, и таб­лет­ки "пло­хие" или нека­че­ствен­ные, если они до­ста­лись бес­плат­но. В свою же оче­редь, по­тра­тить­ся на ле­че­ние в $1 мо­жет по­чти каж­дая се­мья, и это не вы­ве­дет из рав­но­ве­сия се­мей­ный бюд­жет.

Та­к­же по­жерт­во­ва­ния при­зва­ны огра­ни­чить ко­ли­че­ство па­ци­ен­тов, ко­то­рые хо­тят прий­ти в кли­ни­ку «по­бол­тать». Дей­стви­тель­но, мно­гие де­ре­вен­ские жи­те­ли про­сто хо­тят по­об­щать­ся с ино­стран­ца­ми, по­это­му идут в кли­ни­ку и про­сят… ви­та­мин­ки или по­ме­рить дав­ле­ние. Учи­ты­вая, что в неко­то­рые дни кли­ни­ка пе­ре­пол­не­на па­ци­ен­та­ми, ко­то­рым дей­стви­тель­но нуж­на по­мощь, ми­ни­маль­ное по­жерт­во­ва­ние «от­се­и­ва­ет» лю­дей с «син­дро­мом ску­ча­ю­щей го­ло­вы», и поз­во­ля­ет вра­чам уде­лять долж­ное вни­ма­ние ис­тин­но боль­ным.

Пом­ни­те, что если вы ви­ди­те па­ци­ен­та, ко­то­ро­му нуж­но боль­ше, чем по­мощь вра­ча: на­при­мер, де­тей без обу­ви, в гряз­ной и за­но­шен­ной одеж­де, го­ло­да­ю­щих или тех, ко­то­рые не по­се­ща­ют шко­лу, – не пус­кай­те это на са­мо­тек. По­го­во­ри­те с се­мьей, вы­дай­те из име­ю­щих­ся до­на­ций чи­стую и по воз­рас­ту по­до­бран­ную одеж­ду и обувь, спро­си­те, по­че­му ре­бе­нок не хо­дит в шко­лу, и вклю­чи­те его в про­грам­му «го­ло­да­ю­щие дети». Пред­ло­жи­те ма­те­ри на­чать пла­ни­ро­ва­ние се­мьи в кли­ни­ке Health&Help.

Не за­бы­вай­те, что врач – это не тот, кто вы­да­ет таб­лет­ки, а тот, кто умень­ша­ет стра­да­ния, ко­то­рые по­рой не огра­ни­чи­ва­ют­ся за­бо­ле­ва­ни­ем.

Ав­тор: Вик­то­рия Ва­ли­ко­ва